Звоните : +995593200679

НИКТО НЕ ХОТЕЛ УМИРАТЬ!

НИКТО НЕ ХОТЕЛ УМИРАТЬ!

75letie_Pobedy

Начало Великой Отечественной войны застало Вахтанга Адвадзе у самой границы в Прибалтике. В 1942 году чудом остался жив при выходе из окружения под Харьковом. Воевал на Ленинградском и Воронежском фронтах, в боях на Курской дуге, был ранен, получил тяжелую контузию с временной потерей зрения, а ведь собирался стать художником.

После окончания войны решил продолжить учебу в московском институте, откуда ушел на фронт студентом второго курса, и послал свои фронтовые зарисовки. А.Дейнека обратился к военному командованию с просьбой демобилизовать талантливого юношу. В 1946 году В.Адвадзе по семейным обстоятельствам был вынужден переехать в Тбилиси, перевелся в Тбилисскую Академию художеств, которую закончил в 1950 году.

Тема войны нашла отражение в творчестве известного художника (1919-2000), чьи картины хранятся в Третьяковской галерее, Русском музее, музеях Тбилиси, Киева, Ростова-на-Дону, в частных коллекциях ряда стран.

Художник вспоминал:

– Война вошла в нашу жизнь как-то нелепо и непонятно. Это случилось утром, 22 июня, в воскресенье. Два самолета появились над летним военным лагерем, над выстроенными в ряд белыми палатками, обстреляли их и, сбросив несколько бомб, улетели, оставив убитых, раненых и несколько глубоких воронок. Тогда еще не существовало слова «война» – оно появилось после выступления Молотова по радио. Кругом воцарилась паника: люди бегали взад и вперед, не зная, что им делать. Командиры, угрожая пистолетами, кричали, что пристрелят каждого, кто проявит нерасторопность и растерянность. Был получен приказ о немедленном выступлении, но огромное хозяйство полка – склады, боевое снаряжение, орудия – все еще находилось на площадках. Трактора не заводились… Командир полка со штабом и головным отрядом уже выехали вперед. Остальные догоняли ушедших. Мы очень быстро шли вперед… К утру следующего дня прибыли в город Двинск. Поставили пушки, заняли оборону. Вскоре с трех сторон на нас пошли танки. Командир приказал: «Не стрелять! Это наши танки!» Потом обнаружилось, что это немцы. Мы стали наводить орудия. Немецкие танки неумолимо приближались, и мы открыли огонь. Кругом поднялся черный дым от горящих танков. Вечером был получен приказ – отступать.

Продвигались ночью, медленно, без света фар. Вся дорога была забита отступающей армией и беженцами.

С началом войны мысли об искусстве, о продолжении учебы в голову не приходили: они просто улетучились, как будто в жизни ничего подобного не существовало. На повестке

дня стояли сиюминутные заботы войны – страх, усталость, голод, самосохранение…Смерть сначала поражала своим постоянным присутствием, напоминая о себе убитыми, разрывами бомб и снарядов, свистом пуль. Потом мы постепенно привыкли к этому. Смерть стала обычной, неотъемлемой частью жизни. Мы жили вместе со смертью… За четыре года войны, на полях России я видел множество смертей. Русские, немцы, румыны, венгры, итальянцы – солдаты всех народов.

Лежали они вместе, группами, друг на друге. Но в одном все были едины – никто не хотел умирать!

Из сборника военных

художественно-документальных рассказов «22 июня»