Звоните : +995593200679

«Когда театр — жизнь»: директор Грибоедовского о юбилее, пандемии и страсти к искусству

«Когда театр — жизнь»: директор Грибоедовского о юбилее, пандемии и страсти к искусству

 

Успешной деятельностью длиной в 175 лет может похвастаться далеко не каждый театр, но у Тбилисского русского драматического театра им. А. С. Грибоедова есть на это полное право. В этом году старейший театр Закавказья празднует свой большой юбилей

Только вслушайтесь в эту дату — 175 лет, как русский театр в Грузии дарит зрителям восторг, любовь и невероятные эмоции. В связи с таким важным юбилеем Sputnik Грузия побеседовал с директором Грибоедовского театра Николаем Свентицким, который в этом театре практически вырос.

— Николай Николаевич, здравствуйте и сердечно поздравляем вас! Что было самое трудное за время вашего руководства в театре?

— Здравствуйте и огромное спасибо! В театре никогда не бывает легко, в театре просто довольно часто бывает радостно. Радостно от премьер, радостно от успехов членов коллектива, которые создают интересные работы на сцене, в кино или телевидении. Эта радость позволяет надеяться, жить дальше.

Но сейчас, в период пандемии, театр проживает не самый лучший период, как и все театры мира. Проводятся какие-то онлайн-постановки, онлайн-встречи… Я считаю, что это неинтересно, потому что театр — это живой организм. Театр отличается от любых видов искусства именно тем живым общением актера на сцене со зрителем. Это не произведение художника, к которому можно возвращаться, это сиюминутное живое искусство. В театре никогда не бывает двух одинаковых спектаклей. Театр без живого общения… Ну его просто нет.

— А что самое главное в руководстве театром? Что самое сложное?

— Самое главное в театре – это актеры, и задача руководителя создать абсолютно комфортные условия. Необходимо любить артистов, именно любить, потому что без этого никогда ничего не получится, ведь это живые люди. Они – носители театра. Ведь когда зритель приходит, ему абсолютно все равно, кто там директор, режиссер или главный администратор. Они видят на сцене актера, поэтому именно он представляет театр, а все остальные люди в театре призваны создать комфортные условия для того, чтобы потом актер это вынес на сцену.

Спектакль Шинель Тбилисского театра им. А.С. Грибоедова
Спектакль «Шинель» Тбилисского театра им. А.С. Грибоедова

— Какие художественные руководители, по вашему мнению, создали золотую эпоху Грибоедовского театра?

— Их много и мало. Дело в том, что в Грибоедовском театре работали великие режиссеры, великие. Такие как Мейерхольд, Марджанишвили, Варпаховский, Фоменко, Товстоногов, Лорткипанидзе, Стуруа. Сегодня работает очень известный режиссер Автандил Варсимашвили. Это целая эпоха. Вообще надо сказать, что через Грибоедовский театр прошло несколько поколений выдающейся режиссуры — и русской, и грузинской.

Автандил Варсимашвили
© PHOTO: SPUTNIK / DMITRIY DUBINSKIY
Автандил Варсимашвили

— А какими актерами за историю театра вы особенно гордитесь?

— Конечно, в этом театре работали великие актеры: и русские, и грузинские. У нас на русском языке в спектакле «Деревья умирают стоя» играла великая актриса современности Верико Анджапаридзе, наша легендарная Наталья Бурмисторова, Тамара Белоусова, Игорь Злобин, Павел Луспекаев. Их имена можно перечислять несколько дней.

Сегодня замечательные наши артисты старшего поколения — Ариадна Шенгелая, Людмила Артемова-Мгебришвили. Молодые актеры, которые становятся звездами российского и грузинского кино, которые делают погоду на нашей сцене — Ирина Мегвинетухуцеси, Аполлон Кублашвили, Иванэ Курасбедиани. Совсем молодые Михаил Гавашели, Василий Габашвили. Я могу перечислять их бесконечно, ведь это золотой фонд нашего театра, который был и есть.

Сцена из спектакля Шинель
Сцена из спектакля «Шинель»

Я горжусь всеми актерами театра, которые были в истории театра. Многих уже нет с нами, о них я вспоминаю с грустью, ведь на их творчестве я воспитывался. Горжусь и сегодняшними нашими пришедшими студентами, они мне одинаково дороги, потому что они сегодняшний и завтрашний день театра.

— Раньше костяк театра создавали актеры из всего Советского Союза, сегодня – это только местные, большинство из них даже грузиноязычные. Как вы думаете, как это сказывается на выступлениях театра?

— Я бы не называл их грузиноязычными. Наши актеры одинаково хорошо владеют и грузинским, и русским языком. Мы, конечно же, грузинский театр, мы один из составляющих большого грузинского театрального пространства. Просто мы театр, говорящий на русском языке, поэтому тут одно из основополагающих направлений нашей работы вне сцены в подготовке – это русская сценическая речь.

Летняя школа в Шекветили 2020
PHOTO: COURTESY OF RUSSIAN CLUB
Летняя школа в Шекветили 2020

Мы над этим работаем, тому подтверждение наша знаменитая школа в Шекветили, когда мы приглашаем выдающихся педагогов из разных стран Украины, России. Это дает свои плоды. И, конечно, гастроли, потому что во время гастролей мы обмениваемся интересной для нам информацией, впитываем. Особенно гастроли в Российскую Федерацию, поскольку мы русский театр, наш инструмент, рабочий язык – русский.

— А вообще вы часто или редко расширяете труппу? Как можно к вам попасть актерам?

— Есть т.н. штатное расписание, за пределы которого не так уж и просто выйти, так как все зависит от финансирования. Конечно, при какой-то финансовой возможности нам необходимо пополнить штат новыми актерами. Пока у нас есть молодежь, и мы думаем на следующий год вместе с нашей театральной академией открыть очередной русский курс. Мы этого не делали несколько лет не потому, что нам мешал кто-то или правительство не помогало, нет.

Спектакль Записки сумасшедшего Театра Грибоедова
Спектакль «Записки сумасшедшего» Театра Грибоедова

Надо сказать правду – сегодня не из чего выбирать. Мы смотрим тех молодых людей, что приходят в институт, и понимаем, что мы их никогда не возьмем в театр. Тогда зачем тратить государственные деньги, если это не будет иметь прикладного результата?

Сцена из спектакля Ревизор реж. А.Варсимашвили
PHOTO: COURTESY OF GRIBOEDOV THEATRE
Сцена из спектакля «Ревизор» реж. А.Варсимашвили

Но мы будем внимательно приглядываться в следующем году на поколение, которое захочет выбрать себе профессию актера. Хотя сейчас, к сожалению, их меньше. Это уже не те годы, когда стояли очереди у театрального института. Сейчас все больше хотят быть коммерсантами, банкирами, то есть специалистами высокооплачиваемых профессий, а ведь профессия актера весьма низкооплачиваема. Сегодня уже нет такого романтизма, романтиков поубавилось. Теперь молодежь практичная стала, не знаю, хорошо это или плохо. Бывают, конечно, люди, которые не могут жить без театра, – это и будет составляющим нашей будущей трупы.

Спектакль Гроза в Грибоедовском театре
Спектакль «Гроза» в Грибоедовском театре

— Можете вспомнить самый смешной курьез из истории театра?

— Я думаю, курьезные ситуации в театре происходят каждый день. Вот, я считаю, если взять спектакль Грибоедовского театра и, соблюдая рекомендации инфекционистов, сыграть на улице – я считаю, что это курьез. Понимаете, театр – это какое-то таинство, где важна сама сцена, этот запах сцены, свет. А вот так просто взять и сыграть спектакль «Алжир», где мы говорим о выдающихся грузинках, которые прошли страшные концлагеря во время войны, и сыграть это все на полянке, где зрители будут сидеть на пуфиках в шортах… Курьез! Теряется атмосфера, таинство, в этом и есть его магнитизм.

Иванэ Курасбедиани. Спектакль Маяковский на сцене театра им. Грибоедова
© SPUTNIK / ALEX SHLAMOV
Иванэ Курасбедиани. Спектакль «Маяковский» на сцене театра им. Грибоедова

— Есть в театре какие-то традиции, интересные приметы?

— Одна из самых главных традиций этого театра, которую мы культивируем, – уважение друг к другу. За этим мы ревностно следим и пропагандируем. Быть вместе – это главное, вместе мы сила – вот девиз нашего театра. Мы семья, мы не рабочий коллектив завода или фермы, мы театральная семья, которая называется Грибоедовцы.

— Ваш театр активно занимается благотворительностью. Такой чертой отличается далеко не каждый театр. Почему для вас так важно этим заниматься?

— Вообще одна из главных позиций нашего театра – быть полезными нашей стране, народу. Да, наш театр часто занимается благотворительностью. Один из ярких примеров тому, что 17 лет театр Грибоедова фактически содержит Потийский детский приют. Два раза в год мы собираем с зарплаты деньги, это совершенно добровольно, но, конечно, участвуют все. Мы одеваем этих детей, покупаем им все, начиная от носочков, заканчивая шубами. От этого мы становимся счастливее, потому что мы понимаем, что нас там ждут.

Это большое удовольствие знать, что ты кому-то нужен. Благотворительность нельзя рекламировать, это тоже какая-то тайна. Когда ты занимаешься благотворительностью, ты меньше всего делаешь это для кого-то, ты делаешь это для себя, чтобы почувствовать свою миссию на этой земле. Для этого не обязательно кричать, что мы это сделали. Мы просто занимаемся этим, получаем большое удовольствие и, возможно, благословение Господа.

— Грибоедовский много гастролирует. Какие страны увидели творчество вашего театра, и где вы еще не бывали?

— Знаете, есть огромное количество городов и стран, где мы были, и такое же огромное количество стран, где нас еще не видели. Тут 50 на 50. Но мы один из самых гастролирующих театров нашей страны. Нас любят, на гастролях мы даем очень хорошие результаты. В этом году, конечно, не получилось, но нами было запланировано 13 поездок. У нас есть еще несколько приглашений на ноябрь в Россию, посмотрим, как пандемия, эта страшная дама, позволит осуществить эти гастроли.

Сцена из спектакля А.Л.Ж.И.Р., актриса Мариам Кития
PHOTO: COURTESY OF GRIBOEDOV THEATRE
Сцена из спектакля «А.Л.Ж.И.Р.», актриса Мариам Кития

— Коронавирус сильно повлиял на работу вашего театра и общее настроение труппы?

— Ну пандемия коронавируса разорила все театры, разорила. Мы сейчас находимся немного в плачевном финансовом положении. Но огромное спасибо и признательность правительству, которое не бросило нас: нам дают зарплату в том же объеме, к счастью, но театр — это ведь не только зарплата. Надо ставить постановки, новые спектакли, этого не предусмотрено на субсидию, которую мы получаем, потому что на новые постановки мы зарабатываем сами.

Сцена из спектакля театра им. Грибоедова
Сцена из спектакля театра им. Грибоедова

Сейчас мы работаем над четырьмя спектаклями, но не можем их ни одеть, ни обуть, потому что на эти цели у нас ноль копеек. Мы пытаемся привлечь наших друзей в разных странах, и Грузии, и России, и очень надеемся на их помощь. Нам нужны деньги, довольно небольшие, но и их нет, потому что на выпуске у нас Гоголь, Булгаков, Пушкин и детский музыкальный спектакль.

— Как вы отметите 175-летний юбилей русского театра?

— Беседуя с вами, мы уже его отмечаем. Хотя бы за столом собраться… Но сегодня ведь и это нельзя. Мы собираемся пожелать всем членам нашего коллектива, зрителям, всем, кто нас знает и любит, чтобы эта полоса, странная и непонятная, загадочная, миновала, и мы соберемся вместе, поднимем бокалы, отметим юбилей театра вместе с нашими близкими, друзьями, соратниками и выйдем на сцену, сыграем, в очередной раз поклонимся зрителю.

Спектакль Шинель в театре Грибоедова
© SPUTNIK / ALEX SHLAMOV
Спектакль «Шинель» в театре Грибоедова

— Вы практически выросли в этом театре, что он для вас значит?

— Театр — это моя жизнь, это мой дом, моя семья… Я не знаю, где больше провожу времени. Даже если я отсутствую на территории театра, то он всегда во мне. Я всегда о нем думаю, даже во время отдыха пытаюсь что-то сделать для театра, переживающего сегодня не самые лучшие времена.