Звоните : +995593200679

НЕ УМИРАЕТ СЕРДЦЕ, КАК БОЕЦ

НЕ УМИРАЕТ СЕРДЦЕ, КАК БОЕЦ

75letie_Pobedy

…В 1944-м году в Витебской области трагически оборвался ратный путь любимого поэта моего поколения Мирзы Геловани.

В октябре 1939 года Геловани был призван в армию. Сведения о его фронтовых путях крайне скудные, хотя и сохранились письма с фронта. Пять лет он не снимал военную форму, пройдя путь от рядового, курсанта танкового училища, дослужился до капитана и командира батальона. Он включал Бессарабию, тяжелые бои в Украине, на Московском направлении. И вот белорусская земля, где нашел последнее пристанище 27-летний Мирза…

Операция по освобождению Белоруссии под кодовым названием «Багратион», предложенном И.В.Сталиным, начавшаяся 23 июня 1944 года, вошла в историю ВОВ как одна из крупнейших стратегических операций той войны.

19 июня Мирза посылает домой письма – сестрам Роэне и Русудан, с фронтовой фотографией, интересуется литературными новостями, благодарит отца за полученную литературную газету. И это написано в канун грандиозных событий!

Из сообщения Совинформбюро 26 июня 1944 года:

«На Витебском направлении наши войска, развивая охватывающие удары с востока и юга на Витебск, завершили окружение группировки противника…»

Подобного быстрого разгрома врага и продвижения вперед еще не знала история, учитывая глубоко эшелонированную оборону фашистов. За 12 дней первого этапа операции советские войска продвинулись на 225-280 километров, освободив большую часть Белоруссии.

В таких экстремальных условиях довелось воевать Мирзе Геловани и его боевым друзьям, тяжело наступать на болотистой пойме Западной Двины, на занятые врагом высоты. Лето тогда было особенно дождливым. По-симоновски «шли бесконечные злые дожди».

Капитан Геловани погиб 19 июля при форсировании Западной Двины. Обстоятельства этой трагедии все еще неизвестны. К тому времени Витебск, как известно, был освобожден. Вполне возможно, что Мирза был тяжело ранен в бою и позже скончался. Эти подробности еще предстоит выяснить историкам. Похоронили его в лесу, у дороги близ села Нижнее Кривино; установили на могиле фанерный обелиск с венчающей звездой, с надписью и фотографией. Но эти подробности в Грузии, к сожалению, были неизвестны. Факт, что наш земляк геройски погиб, освобождая Белоруссию! Вспомнились строки из стихотворения Бориса Пастернака: «Его живым успели вынести. Час продышал он через силу. Хотя за речкой почва глинистей, там вырыли ему могилу»…

По материалам журналиста Левана ДОЛИДЗЕ

Мирза Геловани

Стихотворения

ТЫ

Ты видел, как горели небеса –

горели и неслыханно и мутно,

и пуля прожужжала, как оса,

предпочитая друга почему-то.

Он пал ничком, царапая траву.

И, словно медсестра над павшим братом,

вдруг тень весны возникла наяву

над бледным днем, с бледнеющим солдатом.

И дрожь тебя пронзила до костей,

и сам ты стал слабей и уязвимей.

Но вспомни путь и встреченных детей,

забывших дом, забывших даже имя.

В них горько все: и взгляд, и скорбный рот…

И ты идешь. И кровь на белом свете.

И ничего от смерти не спасет, —

одно спасенье есть: убийство смерти.

1942

***

Был ночью бой. Был ночью гром. Был взрыв –

как вскрик.

В сплошном дыму, когда не видно ничего,

вдруг где-то там, за нами, в молниях возник

Тбилиси мой таким, как знали мы его.

На Ортачала цвел миндаль, назло войне.

Лежало солнце на Мтацминде тяжело.

И ты, родная, ты опять казалась мне

волшебным камнем, излучающим тепло.

Смешная просьба: ты мне лучше не пиши.

Я, право, знаю все, как будто вижу caм:

вот кто-то за полночь во весь размах души

по полю шастает, чтоб к полдню быть цветам.

Уж я-то знаю: есть незыблемая связь

меж светом солнца и теплом людских сердец.

Когда бы пуля эта мимо пронеслась,

когда б и дальше миновал меня свинец, —

придя к тебе из мглы, из ада – из войны,

сказал бы я: – Смотри, вот я пришел домой,

и оба солнца – и победы и весны –

в знак торжества стоят над смертью, над зимой.

1943

Перевод Ю.Ряшенцева

ОТ МТАЦМИНДЫ ДО СМОЛЕНСКА

От Мтацминды до Смоленска путь далек:

Были горы, были степи и болота.

Помнишь ночь?

На минном поле ты залег

Под огнем неумолимых пулеметов.

Помнишь Днепр,

Холодный, мутный, как рассвет?

Осень листьями дороги устилала…

Был я ранен, а остался только след –

Небо Родины, как лекарь, исцеляло.

…Я твой дом своим письмом не огорчил:

Написал, что в битвах всякое бывает,

Что охотник из Пшави не отступил,

Сердце друга на войне не умирает.

Сердце, нет,

не умирает, как боец,

Все мне кажется теперь в огне похода,

Что отныне я

владелец двух сердец,

Что к своим годам

твои прибавил годы.

1943

Перевод Ю.Полухина