Звоните : +995593200679

«ЛЮБОВЬЮ ЗА ЛЮБОВЬ. Памятники русской культуры в Грузии». Александр ПУШКИН (часть вторая)

«ЛЮБОВЬЮ ЗА ЛЮБОВЬ. Памятники русской культуры в Грузии». Александр ПУШКИН (часть вторая)

9 марта 1829 года А.С. Пушкин выехал из Петербурга, отметившись в полиции выехавшим в Тифлис, по подорожной, которая была выписана ему 4 марта 1829 года для проезда в Тифлис и обратно. 1 мая 1829 года он уже из Москвы выехал на Кавказ.

21 мая 1829 года Пушкин прибыл во Владикавказ, откуда и начался его путь в Грузию. Пушкин проехал Дарьял, затем направился в Казбеги. В 1962 году на въезде в Казбеги был установлен памятник поэту (скульптор М.С. Альтшуллер). В конце 90-х годов скульптура была отправлена на реставрацию. В местном краеведческом музее, наряду с другими интересными экспонатами, выставлены шашка и курительная трубка Пушкина, бывшие с ним во время путешествия в Арзрум и подаренные им в 1829 году в Тифлисе княгине Манане Орбелиани, в доме которой был известный литературный салон. Вечером 27 мая (по другим данным, 26 мая) 1829 года Пушкин въехал в Тифлис. Прибывший вместе с Пушкиным офицер Н. Потокский в своих воспоминаниях свидетельствовал, что они остановились в единственной в то время небольшой гостинице француза Матасси. Здание гостиницы не сохранилось, оно находилось на месте дома №5 по сегодняшней Пушкинской улице в Тбилиси. Выдающийся кавказовед Е.Г. Вейденбаум уточняет: «Считается достоверным, что ему была отведена для жительства комната в доме Цуринова на Эриванской площади, по линии, которая вследствие этого ныне называется Пушкинскою… Потокский говорит, что Пушкин поместился в единственной в то время небольшой гостинице Матасси. Остается предполагать, что Пушкин пожил у Матасси, перешел потом в дом Цуринова, или же что он жил в этом доме по возвращении из Эрзерума».

131055180_3496361633780842_6786572387506796626_n

Надпись на мемориальной доске, установленной на фасаде дома №5 на Пушкинской улице гласит: «Александр Сергеевич Пушкин жил в 1829 году с 27 мая по 10 июня (по старому стилю) в доме, стоявшем на этом месте».

Пушкинская улица была названа в честь великого поэта 140 лет назад, в 1880 году, по инициативе выдающегося общественного деятеля Нико Николадзе. За эти годы она ни разу не изменила своего названия. Добавим также, что Новый сад, построенный в 1885 году на месте традиционной воскресной ярмарки на Эриванской площади, в 1892 году, после открытия памятника поэту, был переименован в Пушкинский сквер, как и называется по сегодняшний день.

130846078_3496362057114133_4721358325867594244_n

Вторая глава «Путешествия в Арзрум» начинается словами: «Я остановился в трактире, на другой день отправился в славные тифлисские бани». Все, конечно, знают, в какой восторг они привели Александра Сергеевича. «Отроду не встречал я ни в России, ни в Турции ничего роскошнее тифлисских бань, — писал поэт в «Путешествии в Арзрум». — Опишу их подробно. Хозяин оставил меня на попечение татарину-банщику. Я должен признаться, что он был без носу; это не мешало ему быть мастером своего дела. Гассан (так назывался безносый татарин) начал с того, что разложил меня на теплом каменном полу; после чего начал он ломать мне члены, вытягивать составы, бить меня сильно кулаком; я не чувствовал ни малейшей боли, но удивительное облегчение. (Азиатские банщики приходят иногда в восторг, вспрыгивают вам на плечи, скользят ногами по бедрам и пляшут по спине вприсядку, е sempre bene). После сего долго тер он меня шерстяною рукавицей и, сильно оплескав теплой водою, стал умывать намыленным полотняным пузырем. Ощущение неизъяснимое: горячее мыло обливает вас как воздух! NB: шерстяная рукавица и полотняный пузырь непременно должны быть приняты в русской бане: знатоки будут благодарны за таковое нововведение. После пузыря Гассан отпустил меня в ванну; тем и кончилась церемония».

130959703_3496362230447449_8791324227862970456_n

 

В 1999 году, в дни празднования 200-летия со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина на фасаде Орбелиановской бани в тбилисском районе Абанотубани была открыта мемориальная доска с надписью: «Отроду не встречал я ничего роскошнее тифлисских бань…». Между прочим, в этой бане и сегодня можно заказать «пушкинский» номер.

Ну, и кто же из нас не слышал о празднике в Ортачальских садах, устроенном в честь поэта! О нем мы знаем из записок К.И. Савостьянова: «Весь сад был освещен разноцветными фонарями и восковыми свечами на листьях деревьев, а в средине сада возвышался вензель с именем виновника праздника… Едва показался Пушкин, как все бросились приветствовать его громким «ура» с выражением привета… Все веселились от души, смеялись, и одушевление всех было общее… Пушкин в этот вечер был в апофеозе душевного веселья; никогда и никто его не видел в таком счастливом расположении духа; он был не только говорлив, но даже красноречив, между тем как обычно он бывал более молчалив и мрачен… Наконец, когда поднялся заздравный кубок шипучего Аи, все общество снова слилось в одно чувство – живое, пламенное, восторженное чувство… Потом посадили его на возвышение, украшенное цветами и растениями, и всякий из нас подходил к нему с заздравным бокалом и выражал ему, как кто умел, свои чувства, свою радость видеть его, благодаря его от лица просвещенных современников и будущего потомства за бессмертные творения, которыми он украсил русскую литературу. На все эти приветы Пушкин молчал до времени, и одни теплые слезы высказывали то глубокое приятное чувство, которым он был тогда проникнут». … Поэт произнес ответную речь, которую завершил такими словами: «Я не помню дня, в который бы я был веселее нынешнего; я вижу, как меня любят, понимают и ценят, — и как это делает меня счастливым!».

130779588_3496363563780649_5180026951590135321_o

(Уточним, что Ортачалы в те годы были предместьем Тифлиса с садами и увеселительными заведениями – жители Ортачал снабжали город фруктами и овощами и содержали духаны, пользовавшиеся огромной популярностью).

10 июня Пушкин выехал из Тифлиса в действующую армию. Он даже принял участие в одном из решительных боев, предшествовавших взятию Арзрума. Через два месяца, на обратном пути из Эрзерума, поэт вновь задержался в городе на несколько дней – он приехал в Тифлис 1 августа и отбыл 6 августа. Какое-то время жил у своего лицейского товарища Владимира Вольховского. Вольховский, к тому моменту полковник, был обер-квартимейстером Отдельного кавказского корпуса и занимал квартиру в здании Комендантского управления, на месте которого сегодня на проспекте Руставели располагается здание кинотеатра «Руставели».

Пушкин посетил могилу Грибоедова, где, по свидетельству Николая Потокского, преклонил колена и долго стоял, наклонив голову, а когда поднялся, на глазах его были заметны слезы…

Между прочим, осенью 1890 года тифлисское «Артистическое общество» Исая Питоева устроило такой же обед в Ортачалах композитору Петру Чайковскому в его последний приезд на Кавказ.

130828136_3496363493780656_3809724484616620107_n

И, наконец, упомянем еще один памятник великому поэту, установленный в Грузии. В 1960 году в Батуми был открыт бронзовый бюст на гранитном постаменте работы скульптора В.М. Терзибашьяна и архитектора Б.М. Киракосяна. (Наша справка: Терзибашьян Ваагн Мартиросович (1908 — ?), скульптор-монументалист. Родился в г. Игдыр, Турция. Учился в Ереванском художественном училище, продолжил учебу в Московском высшем техническом институте (ВХУТЕИН), где учителями его были В.И. Мухина и Н.И. Нис-Гольдман, затем учился в Ленинградской Академии художеств в мастерской А.Т. Матвеева. Участник художественных выставок с 1928 г. Член Союза художников СССР с 1932 г. Автор памятника В.И. Ленину в городе Кадиевка (Стаханов) Луганской области Украины, памятника советскому государственному деятелю А.А. Жданову, мемориальных досок профессора медицины В.Ф. Снегирева, поэта В. И. Лебедев-Кумача, Рельефа борьбе у Никитских ворот в Москве и др. Киракосян Богдан Мурадович (1912-1972), заслуженный архитектор Аджарии. Окончил Батумский индустриальный техникум и Тбилисский индустриальный институт. Автор проектов колоннады Батумского приморского парка, Батумского летнего театра, реконструкции Батумского цирка и др.).

После 1829 года Пушкину не суждено было снова побывать в Грузии. Но полученные впечатления еще долго будоражили творческое воображение поэта. Они нашли свое отражение в очерке «Путешествие в Арзрум», стихотворениях «На холмах Грузии лежит ночная мгла», «Кавказ», «Обвал», «Монастырь на Казбеке»… По берегам Куры и Арагви путешествует Евгений Онегин в незавершенной главе «Странствия». Следы «грузинских впечатлений» обнаруживаются в «Истории Петра», где Пушкин поведал о первом «начальнике пушкарского приказа» генерал-фельдцейхмейстере Александре Багратиони – сыне имеретинского царя и поэта Арчила II, вынужденного переселиться в XVII веке в Россию. Особенно часто упоминает Пушкин о военном союзе Петра I и Вахтанга VI – выдающегося государственного деятеля и поэта, впоследствии также эмигрировавшего в Россию.

130826854_3496363557113983_5920816156106844288_o

(продолжение следует)