Звоните : +995593200679

«ЛЮБОВЬЮ ЗА ЛЮБОВЬ. Памятники русской культуры в Грузии». Петр ЧАЙКОВСКИЙ

«ЛЮБОВЬЮ ЗА ЛЮБОВЬ. Памятники русской культуры в Грузии». Петр ЧАЙКОВСКИЙ

Петр Ильич Чайковский (180-летие со дня его рождения отмечала в этом году вся культурная общественность) приезжал в Грузию пять раз. А началось все с того, что в 1885 году из Москвы в Тифлис прибыл Анатолий Чайковский (1850-1915) – сын генерал-майора Ильи Петровича Чайковского и Александры Андреевны Ассиер, младший брат композитора, брат-близнец Модеста Чайковского (1850-1916), драматурга, оперного либреттиста, переводчика, театрального критика. Анатолий Чайковский получил новое назначение, он – прокурор Тифлисской судебной палаты (забегая вперед, скажем, что в 1888 году Чайковский-младший был произведен в действительные статские советники, а в 1889-м – назначен Тифлисским вице-губернатором). Анатолий Ильич поселился в доме номер 12 по Консульской улице. В апреле 1886 года к нему приезжает брат, Петр Чайковский.

133596071_3539003316183340_239730012781499153_o

Творчество Чайковского было хорошо известно и очень любимо в Тифлисе – на сцене столичной оперы с огромным успехом шли оперы «Мазепа», «Евгений Онегин», «Орлеанская дева». Неудивительно, что 19 апреля в Тифлисском театре был устроен торжественный прием «в честь дорогого тифлисского гостя, талантливейшего из современных русских композиторов», как писала газета «Кавказ». На вечере исполнялись произведения Чайковского, который восседал в директорской ложе, утопавшей в ландышах – их выписали из Кутаиси, целый вагон! 25 апреля, в день рождения Петра Ильича, чествования продолжились – в Опере дали «Мазепу», и, как писал композитор и дирижер Михаил Ипполитов-Иванов, «овации по адресу автора приняли тот бурный характер, какой умеет проявлять только восторженная южная молодежь». «Я не ожидал, что в Тифлисе мою музыку так хорошо знают, — удивлялся Чайковский. — Оперы мои здесь играются больше, чем где-либо, и особенно «Мазепа» имеет большой успех. Все это мне очень приятно и подкупает меня в пользу Тифлиса, который и без того мне очень нравится». Действительно, Тифлис понравился Петру Ильичу сразу. Вот каковы были его первые впечатления: «Город восхитительно живописен… Главные улицы очень оживлены, магазины роскошны и совсем Европой пахнет. Зато, когда я зашел сегодня в туземный квартал (Майдан), то очутился в совершенно новой для меня обстановке. Улицы необыкновенно узенькие, как в Венеции; с обеих сторон внизу бесконечный ряд лавчонок и всяких ремесленных заведений… Тут же и хлебопекарни. И какие-то съестные лавочки, в коих что-то пекут и жарят. Очень любопытно и оригинально… В общем, Тифлис мне очень по сердцу».

133633987_3539005612849777_2202177143762636298_n

Чайковский бывает на спектаклях, концертах, литературных вечерах, балах, много гуляет по городу, а еще — начинает работать над оперой «Чародейка». Композитор покидает город со светлыми чувствами: «Месяц, проведенный мною в Тифлисе, принадлежит к самым радостно-светлым, проведенным мною в жизни… Я вспоминаю Тифлис с особым удовольствием… Попаду ли в Тифлис осенью или зимой, пока еще ничего не знаю. Очень, очень бы хотелось, и надеюсь, что так оно и будет. Лишь бы только дожить, да здоровым быть, а что меня тянет в Тифлис сильно и что, так или иначе, я там буду – не подлежит сомнению».

Надежды Петра Ильича сбылись – спустя год он вновь приезжает в Тифлис, но лишь на несколько дней. Вместе с семьей брата Анатолия Чайковский, следуя рекомендациям врачей, уезжает в Боржоми, где находится с 13 июня по 18 июля, послушно пьет минеральную воду и принимает лечебные ванны. Петр Ильич сравнивал боржомские минеральные воды с французскими водами Виши, а в письмах называл Боржоми «жемчужиной» и признавался, что «льет слезы восторга от его красоты».

В Боржоми Чайковский работает над сюитой для оркестра «Моцартиана», секстетом «Воспоминания о Флоренции», хором «Утес» («Ночевала тучка золотая») на слова Михаила Лермонтова, а еще – пишет императору Александру III ходатайство о выделении денег на завершение строительства нового Казенного театра (так тогда назывался оперный театр, старое здание которого сгорело в 1874 году). Император благоволил Чайковскому и исполнил его просьбу, отдав распоряжение о выделении средств.

133603741_3539003576183314_4435956299495688987_n

С 25 марта по 20 апреля 1888 года композитор снова находится в Тифлисе, чтобы, по его словам, «отдохнуть и привести в порядок мысли». «Чувствую себя дома и это ощущение приятно», — пишет он.

В апреле 1889-го Чайковский снова появляется на берегах Куры. На этот раз он прибыл в столицу из Лондона через Батуми. «Нельзя описать, — писал он Надежде фон Мекк, — до чего роскошна, красива, богата растительностью Рионская долина, по которой идет железная дорога до Батума. Представьте себе, дорогая моя, широкую долину, окаймленную с двух сторон причудливой формы горами и скалами, на которых растут рододендроны и другие весенние цветы, а в самой долине деревья с яркой, свежей зеленью листьев и, наконец, многоводный, шумный, извилистый Рион. Уверяю Вас, что ради одного этого стоит посетить Кавказ».

Этот визит Петр Ильич назвал «неудачным желанием одиночества» – тифлисцы, как всегда, переполнены обожанием к Чайковскому, и гостям, приглашениям, вечерам, концертам несть числа.

25 апреля 1889 года Чайковский в кругу друзей и новых знакомых отпраздновал свой день рождения. Ему исполнилось 49 лет. На следующий день в Артистическом обществе состоялось торжественное музыкальное утро: Чайковского избрали в почетные члены общества и провели концерт из его произведений. Несколько романсов спела певица Варвара Зарудная, супруга Михаила Ипполитова-Иванова. Торжество продолжилось через несколько дней во время обеда в Ортачальских садах. «Произносилось немало речей и тостов, — свидетельствовал пианист Корганов, — было выпито немало кахетинского вина… Некоторые из присутствовавших подносили Чайковскому листочки бумаги, другие, более предусмотрительные, – его фотографические портреты, а Сараджев – свою белую фуражку, с просьбой получить на ней автограф карандашом».

Вернувшись в Москву, Чайковский сразу же строит планы по возвращению в Тифлис: «Трудно выразить до чего я душою стремлюсь в Тифлис. Даже мне самому странно, на чем основана моя совершенно исключительная симпатия к этому городу».

134225292_3539002592850079_8329952280214353579_o

В последний раз он приехал в столицу Грузии 10 сентября и пробыл здесь до 22 октября 1890 года. Это был самый продолжительный приезд композитора в Тифлис. Может быть, именно этим объясняется ошибка на мемориальной доске, установленной на стене дома №12 по бывшей Консульской улице, ныне – улице Чайковского. Надпись на ней гласит: «В этом доме в 1890 г. жил великий русский композитор Петр Ильич Чайковский». Хотя, как мы уже знаем, начиная с 1886 года, он останавливался здесь целых пять раз.

Добавим, что в этом тифлисском доме Чайковский написал, помимо перечисленного выше, балладу для оркестра «Воевода», хор «Бпажен, кто улыбается», начал работать над «Спящей красавицей» и «Иолантой». Очарование Тифлисом было столь сильным, что в арабском танце «Щелкунчика» композитор использовал мелодию грузинской колыбельной «Иавнана».

В июле 1892 года в одном из писем Чайковский писал: «Я лелею мечту побывать в Тифлисе. Ты не можешь себе представить, как меня туда тянет. Весьма, весьма вероятно, что в сентябре или в октябре я хоть ненадолго появлюсь на берегах Куры».

Увы, этого не случилось. 25 октября 1893 года композитор скончался. В память Чайковского Тифлисское Музыкальное общество дало симфонический концерт из его произведений…

В 1976 году в Боржоми был установлен бронзовый памятник великому композитору, который и сегодня украшает центр города. Его автор – Тенгиз Гвиниашвили (1925-2007), заслуженный художник Грузии, почетный гражданин Тбилиси, действительный член Академии наук, кавалер ордена Чести, профессор. К числу его творений относятся также памятники Иванэ Джавахишвили и Николозу Мусхелишвили в Тбилиси, Захарию Палиашвили в Боржоми, Илье Чавчавадзе в Кварели, Николозу Бараташвили в Гори.

С сожалением приходится констатировать, что дом Чайковского в Тбилиси находится в удручающем состоянии. Балкон уже обвалился, а само здание от обрушения удерживают (надежно ли?) деревянные подпорки. Неоднократные обращения граждан к властям города и в соответствующие министерства пока что остаются без внимания и ответа. Дом, который обладает большой исторической ценностью и значительным туристическим потенциалом, по-прежнему остается под угрозой…

133677980_3539006109516394_6380681907180305318_o

(Примечание: даты указаны по старому стилю).