Звоните : +995593200679

Фейерверк в «Балтийском доме»

Иначе и не назовешь то, что я вчера увидела в Малом зале театра «Балтийский дом». Спектакль Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени Грибоедова «Записки сумасшедшего» стоит того, чтобы за сутки в два конца отмотать 1200 километров.

Начнем с источников. Николай Васильевич Гоголь — один из моих любимых русских писателей. Я ставлю его выше многих российских бытописателей и многих российских мистиков разных лет, даже из тех, когда мистика стала трендом — когда общество и литературу накрыл «Fin de siecle» — сейчас не будем углубляться в Серебряный век, как бы он ни манил к этой теме.

Но, если говорить о мистике в целом, — немца Эрнста Теодора Амадея Гофмана я ставлю выше, чем Николая Гоголя — в градусе собственного сумасшествия и в градусе его литературных описаний.

И никогда Гоголь и Гофман не путались у меня в голове. А вчера спутались. Так много разных проявлений, и так много неожиданных режиссерских решений в спектакле, представленном тбилисским Грибоедовским театром в «Балтийском доме»! Тот самый случай, когда мы, «мы слышим, как свищет бич», и это не фигура речи Иосифа Бродского.

Шесть жестоких безмолвных санитаров, окружающих несчастного Аксентия Поприщина в спектакле режиссера Георгия Маргвелашвили, — как шесть сжимающих пространство жизни «маленького человека» плоскостей — четыре стены, потолок, пол — и вот уже ему уже заламывают руки, унижают окончательно — нет любви, нет статуса, нет покоя, нет денег, нет понимания, и как следствие — нет жизни, больше нет жизни!

И страхи реальные превращаются в страхи иррациональные — куда же иначе бежать, как не в хрупкую, но все же логику душевного нездоровья?

Конечно, спектакль «Записки сумасшедшего» — практически моноспектакль ведущего актера тбилисского русского драматического театра, Валерия Харютченко.

Но моноспектакль, не совсем отвечающий текстовому источнику. Когда мы читаем Гоголя «глазами», мы видим одного и того же Поприщина в состояниях изменяющего ему сознания. В спектакле же Валерий Харютченко создает целую галерею образов, каждый из которых — уже не тот Поприщин. Каждый раз он выглядит иначе, иначе говорит, другого требует, а потом хотя бы просит от мира, и готов на все новые жертвы и уступки, лишь бы был признан, принят или хотя бы не был изгнан. Каждый раз — это другой, не «изменившийся», а именно другой человек.

Цельный текст Николая Гоголя смело делится на несколько отдельных текстов, но в самом лучшем смысле этого слова, как делится на нескольких отдельных «комет» обычный, казалось бы, фейерверк.

Тайна несомненного успеха этого подхода — в сложнейшем режиссерском замысле Георгия Маргвелашвили и фантастическом актерском даровании Валерия Харютченко.

Надеюсь, открываются границы, и скоро мы сможем увидеть «Записки сумасшедшего» не только в «Балтийском доме», но и, как минимум, на одной из театральных площадок Москвы. И в других городах России. И я вам очень советую этого не пропустить